…правление пУТИНА — это гуманитарная катастрофа

Борис Стомахин - Цена свободы (№2319)

О Боже, не дай мне озлобиться!
Спаси - не обрушивай молот!..
Эти строки Юлия Даниэля, написанные в 60-е годы в Дубровлаге, до сих пор повторяют наиболее известные наши правозащитники. Наследники Сахарова, бывшие советские диссиденты и политзеки…

Это - их кредо, их святыня, главный жизненный принцип их движения, зародившегося в те же 60-е. Отказ от насилия, непризнание насильственной и тоталитарной советской реальности, требование соблюдения писаных советских законов, содержащих столько прав и свобод…

“Отвечая беззаконием на беззаконие. Никогда не обретешь законности”, - формулирует это открывшееся ему в начале 60-х понимание Владимир Буковский.

Ныне не те времена. Но все может еще повториться. Ведь русская история ходит, как известно, век за веком по замкнутому кругу. И грабли, на которые она каждый раз наступает, аккуратно разложены в одних и тех же местах этого круга.

Ведь придет завтра к власти, допустим, какой-нибудь Медведев. - и так велик соблазн!.. У него ведь репутация “либерала” среди чекистских “ястребов”. Вдруг и вправду окажется он чем-то вроде нового Хрущева или Горбачева?!. Вдруг нас ждет разоблачение культа личности Путина и новая какая-нибудь перестройка с ускорением?..


Закрыть глаза, прижавши уши,
Считая жизнь за подаяние,
Мы перерыв, когда не душат,
Смакуем, как благодеяние.
Увы, для всех, кто клюнет на подобную приманку, это будет означать лишь одно: они, как Бурбоны, ничего не забыли и ничему не научились. И снова ринутся поддерживать любые, самые ничтожные, самые поверхностные поблажки и смягчения режима, - согласившись, тем самым на сохранение самой Системы в слегка смягченном виде, публично признав ее право на существование в очередной раз (…1917, 1956, 1988-1991…) отказавшись ее ломать “до основанья, а затем…” (Речь, конечно, о людях с опытом личного участия в политических процессах, в правозащите и пр., а не о роющемся на своей грядке обывателе)

Впрочем, что сказать о правозащитниках, которые при нынешней вполне кровавой и репрессивной диктатуре все равно упрямо и - скажем честно, пусть не обижаются - тупо настаивают на полном отказе от насилия, на каких-то, якобы еще имеющихся, “законных” методах? Из таковых обычно называются суд да выборы, - хотя кому при тоталитарной диктатуре служат и по-военному подчиняются все избиркомы, суды и прочая и прочая, - никому объяснять не нужно.

Ради чистоты ручек (от вражьей крови) и сохранения белизны своих риз, ради идеалов ненасилия и гуманизма фактически предлагается ношение воды решетом как основной политический и правозащитный метод.

Ну да, - отвечая беззаконием на беззаконие, не обретешь законности. Допустим. Ну и что? Она нам что, сильно нужна, - ИХ законность? Мы без нее прожить не сможем, что ли? Или нам жалко, что без ИХ “чекистской” законности нас сажать перестанут?

И что нам нужнее - их законность или наша свобода?

Времена, повторимся, уже не те, - не 60-е годы. Тогда было в законах и конституции много чисто номинальных свобод, соблюдения которых еще со сталинских времен никому в голову не приходило всерьез потребовать. Советские диссиденты 60-х были первыми - и этим навсегда вписали свои имена в Историю. И из-за их - по конституции вполне законных - демонстраций на Пушке пришлось-таки властям включать в УК статью 190-1…

Прошло 40 лет. ОНИ учли этот опыт, - они же, в конце концов, тоже не совсем дураки.

Уже в 1977, собственно, конституционно-правовая лафа в СССР закончилась, - с введением в новую (брежневскую) конституцию нормы о “руководящей роли КПСС” во всей политической системе и о том, что все права и свободы допускаются лишь “в интересах коммунистического строительства”.

А уж за последние 8 лет ОНИ напринимали для себя - против нас! - целую кучу своих законов. Только им выгодных, никаких свобод не содержащих законов. Если по закону об “экстремизме” человека можно посадить за высказывание своих взглядов; если закон о милиции разрешает милиции избивать и пытать в отделении любого гражданина; законом о партиях полностью заблокировано легальное создание нелояльных государству партий, а законом о референдуме - проведение “снизу” референдумов; если закон о выборах теперь отменяет графу “против всех” и нижний порог явки, повышая зато проходной барьер в Думу с 5 до 7%; если поправки в закон о СМИ позволяют заткнуть рот всем независимым СМИ, а поправки в закон о психиатрической помощи - класть любого несогласного в психбольницу - согласитесь, что при таких законах как-то странно требовать “соблюдения законности”. Ну, требуйте, - ваше право, конечно; но только тогда по закону о НКО вашу правозащитную организацию лишат иностранного финансирования и не перерегистрируют, вашу газету закроют согласно закону о СМИ, а сами Вы, уважаемый правозащитник-сахаровец, - ну, уж выбирайте, какой закон Вам больше нравится: “О противодействии экстремизму” или “О психиатрической помощи”…

Да, и не надейтесь ничего добиться обжалованием в суды. Откажут во всех инстанциях, - и кассационных, и надзорных.

Проблему противостояния честных людей подонкам и быдлу тот же Буковский в своей книге формулирует так: “Проблема эта, если ее обобщить, стала, видимо, одной из центральных в нашем веке. Интеллигентность и вежливость стали неконкурентоспособными в столкновении с хамством, подлостью и грубой силой. Что противопоставить им? Использовать те же средства? Но тогда наступает внутреннее перерождение и обе стороны перестают чем-либо отличаться друг от друга. Оставаться собою? Но тогда наступает физическое истребление.” Опыт подсказывает, что физическое истребление наше - вариант куда более реальный, жизненный, очень многими с нетерпением ожидаемый… Не надо, конечно, уж совсем опускаться до ИХ методов, - но как-то им противостоять, искать какие-то методы, пути, варианты, чтобы не дать себя просто-напросто сожрать, - надо. И пути эти в любом случае могут быть только силовыми. Грубо говоря, необходим революционный террор в ответ хамской власти.

Маститые правозащитники и прочие святоши церкви ненасилия будут, конечно, уверять, что главное - это внутренняя твоя свобода, свобода твоего духа. Что при условии духовного роста и нравственного самосовершенствования человека кровавые тирании в конце концов рухнут сами собой.

Увы… Можно всю жизнь просидеть на цепи, в ножных кандалах, в холодном и сыром подземном каземате, в душе ощущая себя при этом абсолютно свободным. Кому нравится - пожалуйста…

Старые правозащитники, сторонники ненасилия и “законности”, говорят: жизнь - высшая ценность; право на жизнь - важнейшее из прав человека; поэтому даже во имя свободы и прав человека убивать никого нельзя, что бы там ни было…

Но даже права человека можно довести до абсурда. Право тюремщика на жизнь не может быть высшей ценностью для заключенных. Люди, творящие зло и насилие, топчущие наши права, - сделали этот выбор сознательно. Если даже они и ссылаются по конкретным поводам на приказ начальника, - все равно, свою работу, свой мундир и свои погоны они выбрали сами, добровольно. И должны за этот выбор отвечать по всей строгости военного времени. Ибо у нас тут, между прочим, идет гражданская война. Да, да, идет, - пусть пока еще холодная, и на улицах пока не стреляют. И поскольку ни один преступник-генерал, отдающий преступные приказы, много не навоюет без солдат и не сможет обеспечить выполнение своих приказов без исполнителей, - то с исполнителей, ссылающихся на начальство, вообще-то надо спрашивать жестче и безжалостнее, чем с генерала. Чтобы 5, 10, 25 раз подумали. Прежде чем идти исполнять, прежде чем творить все то, что они творят, - все равно, будь это “зачистка” в чеченском селе или издевательство над зэками глухой нижегородской зоны. Чтобы помнили, что первая пуля будет - их. А то, знаете ли, на Нюрнбергском процессе главари III Рейха тоже все время бубнили и ссылались на приказы покойного фюрера…

Ведь тот же самый Буковский в 1965 г., после освобождения из психушки, сформулировал для себя и другой принцип, который мы сегодня действительно должны взять на вооружение: “Нет больше в этой войне запрещенных приемов”. И эти слова надо понимать абсолютно буквально: именно ничего запрещенного нет и быть не может больше в войне против этого государства, в нашем священном Джихаде…

Даже портативный ядерный заряд (если таковой попадется в руки) заложить в кустах возле Кремля и взорвать - не будет против НИХ чересчур. “Нет больше в этой войне запрещенных приемов”. И ни судьба исторических памятников (Кремль), ни судьбы случайных прохожих не могут служить тут сдерживающим фактором.

Так что насилие как метод борьбы не просто допустимо. При тоталитарной тирании оно - единственный метод.

Обозначены мысли пунктиром,
Отштампованы судьбы и сны.
Мы устали от ужасов мира,
Мы свободы хотим и войны.
“Отвечать насилием на насилие - значит только множить насилие, кровь и страдания простых, ни в чем не повинных людей”, - привычно возразят нам. Ну что ж, - зато и настоящая свобода, мы точно знаем, может быть добыта только в бою и оплачена только кровью, а не подарена с барского плеча. Только тогда она прочна и надежна.

А отвечать на насилие уговорами и проповедями вместо пуль, мечтать и верить в нравственное совершенствование и перевоспитание палачей, - значит просто умереть позорной рабской смертью, даже не попытавшись отстоять свою жизнь. Нет уж - “мы не рабы, рабы не мы!”

Конечно, мы хорошо понимаем чувства наших старших товарищей и коллег, людей калибра Сергей Ковалева, Владимира Буковского, Елены Боннер, Людмилы Алексеевой. Мы относимся к ним с должным уважением, - как выросшие дети к состарившимся родителям. Но - их эпоха прошла; сегодня идеология ненасилия и законности уже не работает, стала неактуальной. Настало наше время, и - поневоле даже - все равно приходится “идти другим путем”.

Это - великая и святая задача: продолжить дело Желябова и Савинкова, ударить беспощадным революционным террором по кровавой чекистской диктатуре, победить орды этой нечисти, выросшие на крови народов, в священной и праведной гражданской войне. Более того - с президента, министра и губернаторов террор должен быть распространен вниз, обращен против любого - “рядового”, казалось бы - ФСБшного или ментовского лейтенантика, тоже на своем месте верно исполняющего любые приказы начальства и тем служащего Системе, а значит - лично ответственного за все творимое ею зло. В идеале же гражданская война против государства предполагает уничтожение всей живой силы противника (по возможности, конечно), - т.е. любого, кто состоит на службе этому государству, имеет звание или чин и носит форму и погоны, - неважно, будь это “мундиры голубые”, синие (прокурорские), защитные, камуфляжные и т.д….

Как говорится, - война-с. И ничего личного.

За это удовольствие - стрелять по “слугам народным”, своими руками уничтожать их - не жалко, по совести, не только пасть на этой войне, но и - в случае проигрыша практически неизбежно - получить пожизненный срок. Тем более, что, как известно на примере Салмана Радуева, наше пожизненное заключение - самое гуманное в мире: длится не более года…

Борис СТОМАХИН, политзаключенный

январь 2008 г.

СМИ сетевое издание RASHKOSTAN.COM зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации №35 от 05.11.2017 г. Все имена и события вымышлены, любые совпадения случайны. Вся представленная информация является оценочным суждением, носит исключительно ознакомительный характер и не является руководством или призывом к действию.
О блокировках | Редакция: Email / Telegram | GPG key

Powered by Laravel 10.45.0 (PHP 8.3.3)